Интервью с Хулио Бальмаседой (часть 3 заключительная)

Проект Tengo una pregunta para vos / Buenos Aires / март 2012  (перевод Натальи Молоковой)



Пепа: Вопрос от Давида Пало. Что ты думаешь о стиле Вижа Уркиса в контексте чемпионата мира по аргентинскому танго?


Хулио: Ухухухуху! (хватается за голову) Мы в восемь заканчиваем? А нельзя меня после восьми об этом спросить? Нет, я отвечу на этот вопрос, без проблем. Хотя Милена меня предупреждала: «Хулио, следи за тем, что ты говоришь!» Я вот чего не могу понять: почему, для того, чтобы участвовать в чемпионате танго, нужно идти и учиться именно стилю Вижа Уркиса? Вот тут уже не все в порядке. Не может быть так, что если кто-то танцует немного иначе, чем все остальные, их не выбирают по итогам одного тура. Главное тут то, что люди, которые выбирают и принимают решение, ни черта не знают! К сожалению, большинство тех, кто находится в жюри, не имеют критериев отбора. И помимо того, что правила запрещают делать ганчо, снижают оценки за то, что девушка в повороте сделала болео вперед. Вот тут начинаются проблемы. Я сам никогда не принимал в этом участия, а если кто-то говорит, что я участвовал – это неправда. Совсем недавно я посмотрел видео 75го года, запись кубка «Супер 8» с моим папой – он проплывал на экране прямо передо мной, весь такой с зализанными назад волосами. Это видео просто находка! И я смотрел, как танцевали все эти ребята, и их танец не был похож на то, что сейчас называют танго-салоном. И теперь  мне жаль этих ребят, которых на сегодняшних чемпионатах загоняют в рамки объятия, в котором они не могут двигаться. И хочется сказать: пута мадре, ну дайте же им дышать! На мой взгляд, в любом виде танца, если хоть что-то в теле напряжено, танцевать невозможно. Мне кажется глупой такая ситуация, хоть сейчас это и начинает меняться, когда кто-то берет урок, скажем, с Чичо, и это означает, что он не может участвовать в чемпионате.

Комментарий: И после урока с Эдуардо Парехитой к участию так же не допускают.

Комментарий: Ну нельзя же говорить, что только Вижа Уркиса – это танго!

Хулио: Конечно! Танец - это танец! Конечно, есть правила, которые нужно соблюдать: нельзя махать ногами выше головы и крутить партнершу в воздухе – это относится уже к сценическому танго, там это уместно. Чемпионаты существовали всегда, сколько я себя помню. Мой папа участвовал в чемпионатах, и тот чемпионат 75 года, видео с которого сохранилось, он его даже выиграл, получил кубок. Многие не согласны с самим фактом наличия мирового чемпионата. Мне же кажется, что плохого в этом ничего нет, потому что это подстегивает идти дальше, неважно, выиграешь ли ты его или нет. Но сейчас получается так, что многие люди, которые очень хорошо танцуют, они боятся участвовать. И я их понимаю, потому что не может быть так, что лишь потому, что твой танец отличается от стиля Вижа Уркиса, лишь поэтому ты не проходишь отборочный тур. Я танцую уже полжизни, ну, то есть… 15 лет (смеется). И есть люди, относящие себя к стилю Вижа Уркиса, и они танцуют меньше, чем я. Представьте, вот он танцевал лет 10, потом женился в 25 лет, оставил танго, вернулся, когда ему стукнуло 60 лет, и вот танцует то он всего 10 лет. И если сравнивать одного с другим – вот тут уже кроется проблема. Об этом не хотелось бы поговорить именно с ними, я готов, один, сам сесть и поговорить.

Вопрос:  Ну хорошо, вот ты готов поговорить с ними…  Но ни один из них, ни, особенно, главный представитель стиля Вижа Уркиса (и мы все понимаем, о ком идет речь) не скажут тебе правды.  Они все будут уверять тебя, что танцуют в стиле Вижа Уркиса, и что лишь это правильно, хотя сами они могут танцевать что-угодно, хоть как Освальдо и Кока, но все равно они будут говорить, что танцуют в стиле Вижа Уркиса.

Хулио: Есть еще одна тема, касательно жюри, которую я хотел бы затронуть. (Подсаживается к Пепе, изображая жюри) «Участник под номером 59, вы откуда? А, из Японии, так и запишем. (говорит на ухо Пепе) Слушай, этот завтра мне организует турне по Японии на три месяца. 10,50 я ему поставлю». Вот тут и кроется проблема. Это происходило на первых чемпионатах, в жюри которых сидели мы, и Густаво, и он был первых, кто узнал об этом. Он не выдержал этого, ушел, я пробыл еще два года, но и я в итоге ушел. Потом я стал соглашаться побыть в жюри один день, или на финале, я говорил: да, я участвую!  Потому что думал, что сейчас-то меня не проведут, это же финал, нельзя же во время финала быть такими мерзавцами! И вы представляете, какие люди сидят рядом со мной это же финал, не какой-то там отборочный тур: тут огромный стадион, камеры, телевидение! И вот эти люди говорят друг другу: «59й номер танцует обалденно, твою маму! Ну, сколько ему поставишь?» Вот тут в консерватории подправлять надо. Во-вторых, у них нет концепции, вообще никакой. Например, Густаво Навейра существует потому, что у него есть концепция танца – не важно, нравится она тебе или нет. Но он очень понятно говорит: это – вот так! Ты делаешь – и, твою маму, он прав! И после этого, я могу решить: мне не нравится – поэтому я это не делаю. Мы говорим о преподавателях сейчас, и можно понять, имеет ли смысл то, что он говорит. Но у этих же нет ни самой плохенькой идейки! И среди людей, относящих себя к стилю Вижа Уркиса, среди самых известных из них, есть такие, которые танцуют и не попадают в музыку!.Главный представитель стиля Вижа Уркиса – имейте совесть, да он же глухой! Он в ритм не попадает! А если он в ритм не попадает – все совсем плохо! Я могу назвать его имя, мне все равно, и если мне представится такая возможность, я скажу это ему. А ему все равно, он лишь говорит другим, что они должны делать.

Комментарий: Вот что хочется знать: почему этот глухой решает, что есть правда, а что нет?

Хулио: Более того, тут должна быть хоть какая-то причина.

Пепа: Вижа Уркиса – это настоящий стиль, или это коммерческое название?

Хулио: Ну, раньше была заметна разница между тем, как танцевали в каждом районе. Не думаю, что она сохранилась до наших дней, но раньше это было заметно. Например, Эдуардо Аркимбау мне рассказывал, как они танцевали в районе Парке Патрисиос. Карлос Мошано, такой маленький, который уже умер – он тоже был представителем другого стиля, танцевал иначе, более жестко. К этим людям я всегда относился с уважением.

Комментарий: я помню, что на разницу отказывало влияние и то, что люди приходили из разной социальной среды, были разные места, и это передавалось в танец, в зависимости от района.

Комментарий: и еще влияние на формирование разницы в том, как танцуют, оказывал и размер танцпола.

Хулио: То, что ты говоришь – это прекрасно и абсолютно точно! Я помню, что мой папа ходил на милонги в Центр, и ему приходилось танцевать по-другому. А если мы возьмем огромную танцплощадку в районе Помпеша, там парни и другие фигуры делали. То есть все подстраивались под пространство, в котором им приходилось двигаться. Это очень точно! Надо же, мне раньше и в голову не приходило.

Пепа: Вопрос от Ребеки Вольпи. Что для тебя суть танго? Когда ты смотришь на то, как танцуют, что заставляет тебя сказать, танго это или нет?

Хулио: Это то, о чем я уже говорил прежде. Мне нравится видеть, как тело двигается, как оно живет. Это не имеет отношение к стилям. Если человек знает музыку, немного понимает, что должно происходить в танго, то ты заметить, как это проявится в его танце. Различные оттенки, движения, использования различных синкоп, ты видишь, как он понимает, что будет сейчас, и оставляет ощущение «ох ты ж ёшкин кот!» Вот что это для меня, то, что человек тебе говорит. Мне тела говорят очень много, гораздо больше, чем стопы, ты смотришь и не понимаешь, как он это делает. Я приведу пример. Есть люди, более холодные… Есть такой Рики Барриоc, он еще с моих времен, он пропадал , теперь вернулся, и он меня удивил. Я знал его таким, какой он раньше, а теперь он удивил меня тем, что он хотел сделать с формой своего танца. Он вставил «пирипипи» в танец, вот для меня это самое вкусное. И если будут такие парни, танго не умрет никогда. Я сам хочу попахать еще года три, потому что хочу завязать. Не знаю, что произойдет через четыре года, но посмотрим. У меня же дочка и все такое…

Пепа: кстати, о дочке! Алехандра Мантиньян спрашивает: повлияло ли то, что ты стал отцом, на твое танго?

Хулио: Нет.

Пепа: не может произойти так, как в случае со старыми милонгеро, о которых ты говорил ранее, которые уходили из танго, когда заводили семью?

Хулио: Нет, потому что тогда милогеро были просто милонгеро. А сейчас мы говорим о профессиональной деятельности. Я не могу бросить работу, иначе моей дочке будет не на что жить.

Пепа: ну а на посещение милонг это накладывает отпечаток?

Хулио: Конечно! Вся жизнь меняется!  И в лучшую сторону! И те, кто уже имею детей, знают, те же, кто еще не успел, вы узнаете, что это лучшее, что может случиться с вами в жизни! Но, походами на милонгу пришлось пожертвовать, хоть это и вещь второстепенная.  В любом случае, я выбираюсь иногда на милонги. Мы с Кориной недавно обсуждали эту тему. У нас в прошлом году был серьезный кризис, через который мы прошли, впервые после 16 лет совместной жизни. Корина хочет просто танцевать. И после работы в театре, а она же актриса, когда она играла и танцевала танго на сцене, она снова загорелась. А я маэстро по жизни, от души. И мы сумели зацепиться за это, и теперь я могу сказать, что в этом году у нас все хорошо, хоть и кризис был серьезным. И я ее понимаю абсолютно. И она мне как раз говорила: «Хулио, я не могу запретить тебе ходить на милонги, потому что ты такой человек, которому нравится, когда на него сморят. Для тебя естественно быть на милонге, потому что ты думаешь, что если на тебя не смотрят, ты не существуешь ». Я, как преподаватель, не хочу это терять, потому что мне это нравится, и ядумаю, что никогда не устану танцевать. Я могу танцевать всю ночь, а потом еще и пойти с друзьями посидеть. Для меня важно быть на милонге, в этом месте, и к счастью, с Кориной это не проблема, мы много говорили об этом. И еще в прошлом году я начал ходить к психологу, и это мне помогло понять себя. Видите, какие интимные вещи я вам тут рассказываю.

Пепа: Марсело Варела спрашивает. Что бы ты делал, если бы не был танцором?

Хулио: (молча, качает головой)

Пепа: это ответ, да? Ну ладно, у меня еще есть . Вот Аналия Вега была не столь жестока, задавая вопрос. Ты такой человек, который и на милонге, и по жизни всегда полон энергии. Где или от кого ты подзаряжаешься?

Хулио: Не знаю, не понимаю. Ну, мне вот так нравится, настолько нравится! Черт его знает, откуда она берется? Я работаю с часа дня, потом вспоминаю: ой, пута мадре, мне же еще в Каннинге вести урок… Прихожу в Каннинг и все, после урока еще остаюсь до трех-четырех часов утра, потом смотрю на часы: твою маму, мне же идти домой, а то я не встану завтра! Не знаю, откуда это все.

Вопрос:  Ты продолжаешь играть в гольф?

Хулио: да, продолжаю. И просто с ума схожу, потому что я нашел этот свинг, и это просто ах! Это абсолютно отличается от того, что я делаю: в гольфе нужно увести бедро, и это то, что в танго я делают наоборот. Но мне очень нравится.

Вопрос: Вот  ты сказал, что всегда бы был танцором. Но какой была твоя жизнь до танго, до той девушки? Что тебя интересовало, что наполняло твою жизнь? Думал ли ты?..

Хулио: Нет, я и представить не мог. Я расскажу вам секрет, который еще никому не говорил. Я всегда жил в Боэдо, но потом мы переехали, потому что мои родители купили дом на севере, в районе Вижа Селина. И с 10 лет до 30, ну до 28, до момента, пока я не вырвался из-под маминой юбки, все время подростком я провел там. И я всегда говорил: к сожалению, тело мне не позволило, но если бы позволило, я стал бы футболистом. Нет такого вида спорта в истории человечества, который бы я тал любил. Я получаю удовольствие от гольфа, все здорово. Но дайте мне футбольный мяч, и я становлюсь самым счастливым. Можете бросить мне мяч, и я побегу за ним как собачка. Так что я бы стал футболистом, но тело мне не позволило – мне нравилось есть. Это еще один секрет, который не всем известен: до того, как я встретил Корину, я весил больше на 30 кг. Я сейчас вешу 90 с чем-то, а раньше 125 кг.

Пепа: Как же ты похудел?

Хулио: Ой, я все пробовал. В первый день, когда была Корина, я пошел к холодильнику, и говорю: «Ну что, будем есть спагетти?» И она мне дала спагетти – лайт, без глютена. И я говорю: что это вообще такое? И вот тогда я начал, особых усилий не прикладывал, просто изменил питание. Сейчас я раздался ужасно, ем фигню, но скоро начну есть по правилам. Ну, должен же быть у меня хоть один недостаток?

Пепа: заканчиваем пинг-понгом – быстрый вопроси быстрый ответ. Первое, что приходит в голову.

Хулио: Нет, быстро я не могу, я буду думать.

Пепа: Ну, попробуем. Танго?

Хулио: Tu intimo secreto.

Пепа: Оркестр?

Хулио: Пуглиезе.

Пепа: Певец?

Хулио: Флореаль Руис.

Пепа: Кумир?

Хулио: Мой папа.

Пепа: Танцплощадка?

Хулио: Альмагро.

Пепа: Мечта?

Хулио: Выиграть кубок мира!

Пепа: Твое главное достоинство?

Хулио: Танцевать.

Пепа: Твой главный недостаток?

Хулио:  То, что я телец.

Пепа: Что ты больше всего ненавидишь?

Хулио:  Злиться.

Пепа: Чем больше всего восхищаешься?

Хулио:  Красотой.

Пепа: Вальс или милонга?

Хулио: ах ты иха де пута… Все еще вальс.

Пепа: Сверху или снизу?

Хулио: Снизу, потому что на стадионе Бока Хуниорс мне нравится смотреть снизу вверх, лучше видно, ну и удобнее смотреть матч

Пепа: Танго или семья (familia)?

Хулио: Танмилия.

Пепа: Актив или пассив?

Хулио: Актив.

Пепа: Пуглиезе или Пьяцолла?

Хулио: Пуглиезе.

Пепа: Сладкое или соленое?

Хулио: Сладкое.

Пепа: На милонге салида параллельная или перекресная?

Хулио: Перекрестная.

Пепа: Звонок, смс или фейсбук?

Хулио: Звонок.

Пепа: Объятие близкое или открытое?

Хулио: Близкое.

Пепа: Плавки или бермуды?

Хулио: Боксеры.

Пепа: Танцевать для себя или для нее?

Хулио: Для нее. Всегда.

Пепа: Если бы у тебя был сын, как бы ты его назвал – Марианито или Густавито?

Хулио: Лусио.

Пепа: После всего, что сегодня было, ненавидишь меня, или любишь?

Хулио: Нууу, люблю, конечно. Но это было горячо, вы поняли? Я почти начал называть имена…


Перевод Натальи Молоковой

Главная » Танго. Москва » Одежда для танго!
Школа танго elcentro © 2016
Мы в социальных сетях:

+7 926 359 54 81
, Telegram, Viber

Запись в группу

Подарить урок танго

Задать любой вопрос можно по адресу elcentro@live.ru